Научное объяснение шведского подхода к коронавирусу


198
198 points

Все больше шведских врачей и ученых обеспокоены подходом правительства к COVID-19. Поэтому в своей статье профессора-эпидемиологи Лундского университета Пол Фрэнкс и Питер М. Нильссон попытались с научной точки зрения проанализировать действия властей Швеции.

В отличие от своих северных соседей, Швеция приняла относительно смягченную стратегию, по-видимому, предполагая, что чрезмерное реагирование может быть более вредным, чем недостаточное реагирование.

Хотя правительство сейчас запретило проведение собраний более 50 человек, это не касается школ, ресторанов и спортивных залов, которые остаются открытыми. И это несмотря на то, что у 3046 человек обнаружили положительный результат теста на коронавирус. И хотя в Норвегии зарегистрировано больше всего подтвержденных случаев (3066) в Скандинавии, смертность от COVID-19 в Швеции является самой высокой (92) по сравнению с Норвегией (15) и Данией (41).

Сейчас люди занимают разные позиции. Одни утверждают, что публичная критика власти только подрывает доверие общества в то время, когда это так необходимо. Другие убеждены, что Швеция приближается к катастрофе библейских масштабов и что направление движения должно измениться. Истина заключается в том, что изо всех этих мнений ни одно не вытекает из непосредственного опыта глобальной пандемии. Никто не знает наверняка, что будет впереди.

В случае эпидемий, модели прогнозирования помогают определять выбор вмешательств, оценивать вероятные социальные и экономические последствия и определять потребности больничных мощностей. Все модели прогнозирования требуют входных данных, в идеале полученных из прошлого опыта в сопоставимых сценариях. И мы знаем, что качество таких исходных данных низкое.

В большинстве современных моделей прогнозирования COVID-19 используются данные, собранные в результате эпидемий COVID-19 в Китае и Италии, а также прошлых вспышек других инфекционных заболеваний, таких как Эбола, грипп и другие коронавирусы (SARS и MERS). Но демография и модели социальных взаимодействий отличаются от страны к стране.

В Швеции мало населения и только один настоящий мегаполис. В идеале требуются шведские данные о распространении COVID-19 в обществе, но для этого необходимы программы тестирования, которые в настоящее время не существуют.

Небольшие достоверные данные о COVID-19 в Швеции касаются случаев госпитализации и смертности. Они могут использоваться для получения какой-то оценки передачи инфекции в обществе, приблизительно определяя количество случаев смерти среди инфицированных. Но из-за двухнедельного отставания между диагнозом и смертью это очень плохой инструмент для руководства при принятии решений.

Органы общественного здравоохранения Швеции опубликовали симуляции для определения «требований к росту». Это та степень, до которой больницы должны повысить свою способность справляться с большим количеством очень больных пациентов с COVID-19, которые, вероятно, будут нуждаться в специализированной помощи в ближайшие недели. Из этого моделирования ясно, что шведское правительство ожидает гораздо меньше госпитализаций на 100 тысяч населения, чем прогнозировалось в других странах, включая Норвегию, Данию и Великобританию.

Количество смертей в Швеции, прогнозируемое с помощью моделирования в Великобритании, намного выше, чем предполагают модели шведского правительства. Причина, по-видимому, заключается в том, что шведские власти считают, что есть много инфицированных людей без симптомов, и что из тех, кто обращается к врачу, только каждый пятый потребует госпитализации. На данный момент трудно понять количество бессимптомных людей, поскольку в Швеции нет структурированного тестирования и нет теста на антитела, чтобы проверить, кто на самом деле имел COVID-19 и восстановился после. Но, по существу, недооценка требований к больничному всплеску, будет разрушительной.

Неравномерное распространение

Как и во многих других странах, распространение COVID-19 в Швеции довольно неравномерно. Большинство случаев было диагностировано и вылечено в районе Большого Стокгольма, а в последнее время и в северной провинции Ямтланд — популярном месте для лыжников. С другой стороны, некоторые другие географические районы относительно свободны от вируса, по крайней мере, на данный момент. В третьем по величине шведском городе Мальмё на момент написания статьи все еще было госпитализировано лишь несколько случаев.

Нет сомнений, что эпидемия будет распространяться, но скорость этого оспаривается. Национальные органы общественного здравоохранения также скептически относятся к необходимости блокирования большей части страны, но в настоящее время продолжаются дискуссии по обеспечению такого вмешательства в столичном регионе.

Есть несколько аргументов в поддержку нынешней официальной шведской стратегии. К ним относится необходимость сохранения школ открытыми, чтобы позволить родителям, работающим на ключевых должностях в сфере здравоохранения, транспорта и снабжения продовольствием, оставаться на работе.

Несмотря на то, что другие инфекционные заболевания быстро распространяются среди детей, осложнения COVID-19 встречаются у детей относительно редко. Долгосрочная блокировка также может иметь серьезные экономические последствия, которые в будущем могут нанести вред здравоохранению из-за нехватки ресурсов. В конечном итоге это способно привести к еще большему числу смертей и страданий, чем пандемия COVID-19 в ближайшем будущем.

Коллективный иммунитет

Наилучшие оценки коэффициента летальности COVID-19 (CFR), доли умерших среди инфицированных, в настоящее время составляют 0,5-1,0%. Для сравнения: в некоторых районах северной Швеции испанский грипп 1918-1919 гг. имел 3% CFR. Столетие назад Швеция оправлялась от первой мировой войны, хотя страна оставалась нейтральной.

В то время внутренние транспортные и коммуникационные системы были менее развиты, чем во многих других странах, что способствовало замедлению распространения эпидемии. В краткосрочной перспективе это считалось хорошей вещью, но поскольку коллективный иммунитет, при котором достаточное количество людей заражается и становится невосприимчивым к вирусу, изначально не был достигнут, за год были как минимум две дополнительные эпидемии вируса испанского гриппа. При этом вторая волна инфекции имела более высокий уровень смертности, чем первая.

Извлекая урок из этого, многие люди в Швеции в настоящее время с оптимизмом смотрят на то, что страна сможет достичь коллективного иммунитета. По сравнению с испанским гриппом, COVID-19 менее тяжелое заболевание, и многие инфицированные люди считаются бессимптомными. Хотя это способствует более быстрому распространению, это также означает, что пороговое значение «коллективного иммунитета» составляет около 60%. Оно может быть быстро достигнуто в странах, которые не имеют интенсивных стратегий смягчения или подавления.

Это также может снизить риск дальнейших волн эпидемии. Поэтому, когда мы изучим уроки, извлеченные из пандемии COVID-19 в будущем, вероятно, будет уделено большое внимание успеху или провалу относительно ослабленного первоначального подхода Швеции. Они будут учитывать не только гибель людей в результате пандемии, но также более долгосрочные социальные и экономические негативные последствия и смертельные случаи, которые могут быть вызваны.

В конечном счете, учитывая неравномерное и относительно скромное распространение вируса в Швеции на данный момент, первоначальная стратегия может оказаться не безрассудной. Но в будущем Швеции, вероятно, придется ввести более строгие ограничения в зависимости от того, как распространяется вирус, особенно в крупных городах или когда система здравоохранения будет находиться в тяжелом состоянии.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

198
198 points
Василий Вдовиченко
Южная научно-исследовательская лаборатория

0 комментариев

Комментирование постов осуществляется в соответствии с Политикой комментирования