От психопатов до «повседневных садистов»: почему люди вредят безобидным для них людям?


261
261 points

Почему некоторые люди жестоки по отношению к тем, кто не представляет для них никакой угрозы — иногда даже к своим собственным детям? Откуда такое поведение и какой цели оно служит?

«Люди — это слава и отбросы Вселенной», — заключил французский философ Блез Паскаль в 1658 году.

С тех пор немногое изменилось. Мы любим и ненавидим; помогаем и вредим; протягиваем руку и втыкаем нож.

От психопатов до «повседневных садистов»: почему люди вредят безобидным для них людям?
Изображение: Isai Ramos on Unsplash

Мы понимаем, если кто-то набрасывается на другого в целях возмездия или самозащиты. Но когда кто-то причиняет вред безобидному человеку, мы спрашиваем: «Как он мог?»

Люди обычно делают что-то, чтобы получить удовольствие или избежать боли. Для большинства из нас причинение вреда другим заставляет нас чувствовать их боль. И нам это чувство не нравится. Из этого следуют две причины, по которым люди могут причинять вред безобидным для них людям: либо они не чувствуют боли других, либо им нравится чувствовать боль других.

Ещё одна причина, по которой люди могут вредить безобидным для них людям, заключается в том, что они всё же видят в них угрозу. Человек, не несущий опасности вашему телу или кошельку, все равно может угрожать вашему социальному статусу. Это помогает объяснить действия, которые часто озадачивают, например, когда люди причиняют вред тем, кто помогает им финансово.

Либеральные общества считают, что заставляя других страдать, мы причиняем им вред. Однако некоторые философы отвергают эту идею. Можем ли мы в 21-м веке продолжать позволять себе жестокость ради доброты?

Садисты и психопаты

Тот, кто получает удовольствие от причинения вреда или унижения других, является садистом. Садисты больше, чем обычно, чувствуют чужую боль. И им это нравится. По крайней мере, до тех пор, пока все не закончится, когда им станет плохо.

В воображении людей садизм ассоциируется с мучителями и убийцами. Но есть и менее экстремальное, но более распространенное явление повседневного садизма.

Повседневные садисты получают удовольствие, причиняя боль другим или наблюдая за их страданиями. Они склонны наслаждаться кровавыми фильмами, считать захватывающими драки и пытки. Их немного, но недостаточно мало. К примеру, в одном исследовании около 6% студентов признали, что получают удовольствие от причинения вреда другим.

Повседневный садист может быть интернет-троллем или школьным хулиганом. В сетевых ролевых играх они, скорее всего, будут «гриферами» — пакостниками, которые просто портят игру другим. Повседневных садистов привлекают жестокие компьютерные игры. И чем больше они играют, тем большими садистами становятся.

Психопаты, в отличие от садистов, не причиняют вреда безобидным людям просто ради получения от этого удовольствия (хотя и могут это делать). Психопаты хотят чего-то. Если причинение вреда другим помогает им получить желаемое, так тому и быть.

Они могут действовать таким образом из-за меньших шансов почувствовать жалость, раскаяние или страх. Они также могут понять, что чувствуют другие, но не переносят такие чувства на себя.

Это очень опасный набор навыков. За минувшие тысячелетия человечество сумело себя приручить. И это затрудняет для многих из нас причинение вреда другим. Многих из тех, кто причиняет вред, пытает или убивает, случившееся ещё долго преследует. Тем не менее, психопатия — сильный предсказатель ничем не спровоцированного насилия.

Нам нужно знать, встретимся ли мы с психопатом. Мы можем сделать хорошее предположение, просто взглянув на чье-то лицо или немного пообщавшись с ним. К сожалению, психопаты знают, что мы это знаем. Они сопротивляются, усердно работая над своим внешним видом, чтобы попытаться произвести хорошее первое впечатление.

К счастью, у большинства людей нет психопатических черт. Только 0,5% людей можно считать психопатами. В то же время среди заключенных психопатами являются около 8% мужчин и 2% женщин.

Но не все психопаты опасны. Антисоциальные психопаты могут искать острых ощущений от наркотиков или опасных занятий. В то же время просоциальные психопаты ищут острых ощущений в бесстрашном преследовании новых идей. А поскольку наше общество формируют инновации, просоциальные психопаты могут изменить мир для нас всех. Тем не менее, это всё может быть как во благо, так и во вред.

Откуда эти черты?

На самом деле никто не знает, почему некоторые люди садисты. Одни предполагают, что садизм — это адаптация, которая помогла нам убивать животных на охоте. Другие предполагают, что это помогло людям обрести власть.

Итальянский философ Никколо Макиавелли однажды предположил, что «время, а не люди, создают беспорядок». В соответствии с этим нейробиология предполагает, что садизм может быть тактикой выживания, вызванной наступлением тяжелых времен. Когда определенной еды становится мало, уровень нейромедиатора серотонина падает. Это падение делает нас более склонными причинять вред другим, потому что причинение вреда становится более приятным.

Психопатия также может быть адаптацией. Некоторые исследования связывают более высокий уровень психопатии с большей фертильностью. Другие пришли к противоположному выводу. Причиной этого может быть то, что психопаты обладают репродуктивным преимуществом именно в суровых условиях.

Психопатия процветает в нестабильных, конкурентных мирах. Способности психопатов делают их мастерами манипуляций. Импульсивность и отсутствие страха помогают им идти на риск и получать краткосрочные выгоды. В фильме «Уолл-стрит» психопат Гордон Гекко зарабатывает миллионы. Тем не менее, хотя психопатия может быть преимуществом в корпоративном мире, она дает мужчинам лишь небольшое преимущество в лидерстве.

Выживание психопатии также может быть объяснено её связью с творчеством. Математик Эрик Вайнштейн в более общем плане утверждает, что неприятные люди руководят инновациями. Тем не менее, если ваше окружение поддерживает творческое мышление, неприятное менее сильно связано с творчеством. Хорошее тоже может быть новым.

Садизм и психопатия связаны с другими чертами, такими как нарциссизм и макиавеллизм. Такие черты, вместе взятые, называются «темным фактором личности» или для краткости D-фактором.

У этих черт есть наследственный компонент от умеренного до большого. Так что некоторые люди могут просто родиться такими. С другой стороны, родители с высоким D-фактором могут передать эти черты своим детям, жестоко обращаясь с ними. Точно так же наблюдение, как ведут себя другие люди с высоким D-фактором, может научить нас действовать таким же образом. Так что все мы можем сыграть свою роль в уменьшении жестокости.

Страх и дегуманизация

Садизм предполагает наслаждение унижением и болью другого человека. Однако часто говорят, что именно дегуманизация людей позволяет нам быть жестокими. Потенциальные жертвы обозначаются как собаки, вши или тараканы, что, как утверждается, облегчает причинение им вреда.

В этом что-то есть. Исследования показывают, что если кто-то нарушает социальные нормы, наш мозг воспринимает его лицо как менее человечное. Это облегчает нам наказание людей, нарушающих нормы поведения.

Приятно думать, что если мы видим кого-то как человека, мы не причиним ему вреда. Это тоже опасное заблуждение. Психолог Пол Блум утверждает, что наша худшая жестокость может основываться на том, чтобы не дегуманизировать людей. Люди могут причинять боль другим именно потому, что признают в них людей, которые не хотят страдать от боли или унижения.

Например, нацистская партия дегуманизировала евреев, называя их паразитами и вшами. Однако нацисты также унижали, пытали и убивали евреев именно потому, что считали их людьми, которые будут унижены и пострадают от такого обращения.

Умаление благодетелей

Иногда люди причиняют вред даже тем, кто им помогает. Представьте экономическую игру, в которой вы и другие игроки можете инвестировать в групповой фонд. Чем больше денег в него вложено, тем больше из него выплаты. И фонд будет выплачивать деньги всем игрокам, вне зависимости от того, вложили они деньги или нет.

В конце игры вы можете заплатить ради наказания других игроков за то, сколько они решили вложить. Для этого вы отказываетесь от части своего заработка и деньги отбираются у выбранного вами игрока. Короче, вы можете быть злобными.

Некоторые игроки решают наказать тех, кто мало или совсем ничего не вкладывал в групповой фонд. В то же время некоторые готовы потерять в деньгах ради наказания игроков, которые вложили в групповой фонд больше, чем они. Такие действия кажутся бессмысленными. Ведь щедрые игроки приносят вам больше денег — зачем вам их отпугивать?

Такое явление называется «умаление благодетелей». Его можно найти по всему миру. В обществах охотников-собирателей успешных охотников критикуют за то, что они поймали большое животное, хотя их добыча означает, что каждый получит больше мяса. А добрые побуждения некоторых политиков часто приводят к их поражению на выборах.

Умаление благодетелей существует из-за противоположных тенденций в людях. В экономической игре, описанной выше, менее щедрый игрок может почувствовать, что более щедрый станет рассматриваться другими как более предпочтительный соратник. Большая щедрость угрожает доминацией. Как сказал французский филосов Вольтер, лучшее — враг хорошего.

И все же есть скрытый положительный момент умаления благодетелей. После устранения благодетелей мы становимся более открыты их посланиям. Одно исследование показало, что позволение людям выражать неприязнь к вегетарианцам привело к тому, что они стали менее склонны есть мясо. Убийство, распятие или неизбрание на выборах могут способствовать принятию их послания.

Будущее жестокости

В фильме «Одержимость» учитель музыки использует жестокость, чтобы поощрять величие одного из своих учеников. Мы можем отказаться от такой тактики. Но все же немецкий философ Фридрих Ницше считал, что мы стали слишком сильно отвергать такую жестокость.

Для Ницше жестокость позволяла учителю использовать испепеляющую критику в адрес другого для его же блага. Люди могут быть жестокими и по отношению к себе, чтобы стать теми, кеми они хотят быть. Ницше чувствовал, что страдания от жестокости могут помочь развить храбрость, выносливость и творческие способности.

Должны ли мы для развития добродетели быть более склонными причинять страдания и другим, и себе?

Возможно, нет. Сейчас уже известны потенциально ужасные долгосрочные последствия жестокого обращения со стороны других, включая ущерб как физическому, так и психическому здоровью. Все чаще признаются преимущества сострадания к себе, а не жестокого обращения с собой.

И идея о том, что мы должны страдать, чтобы расти, весьма сомнительна. Ведь к росту часто приводят положительные жизненные события, такие как влюбленность, рождение детей и достижение заветных целей.

Обучение через жестокость предполагает злоупотребление властью и эгоистичный садизм. Но буддизм предлагает альтернативу — гневное сострадание. В этом случае мы действуем из любви, чтобы противостоять другим, защищая их от жадности, ненависти и страха. Жизнь может быть жестокой, правда может быть жестокой, но наш выбор может быть другим.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

261
261 points
Василий Вдовиченко
Южная научно-исследовательская лаборатория