Психология бунтов: Почему это не просто беспричинное насилие


213
213 points

Казалось бы, это может произойти где угодно и когда угодно — от Киева до Гонконга и от Парижа до США. Мирные города внезапно превращаются в эпицентры широко распространенных и часто длительных беспорядков. Но какую роль в этом играет психология? И может ли она объяснить, как, почему и когда толпа превращается в источник насилия?

В недавнем фильме «Джокер» рассказывается мрачная история о том, как психически больной одиночка Артур Флек становится печально известным злодеем из комиксов и вдохновляет массовое движение. И Готэм-сити является уже подготовленной площадкой для бунта, ведь он изображен как «пороховая бочка беззакония, неравенства, коррупции и всестороннего отчаяния».

Однако толпа протестует именно против этого — или же действует как бессмысленная толпа?

Похоже, фильм отражает взгляды философа 17-го века Томаса Гоббса, который утверждал, что общество стремится к хаосу и разрушениям. В картине Флек изображен человеком, который вызывает наружу эти врожденные склонности, когда убивает первых трех богачей, а затем ведет трансляцию ток-шоу в прямом эфире. Впоследствии вдохновленные его действиями тысячи протестующих в масках клоунов устраивают беспорядки, грабежи и убийства.

Это простое и популярное представление о реальном массовом насилии. Но точно ли оно отражает истинную психологию, лежащую в основе поведения бунтарей?

Существует три «классических» теоретических объяснения толпы, которые поддерживаются в воображении людей.

Психология бунтов: Почему это не просто беспричинное насилие
Изображение: pxhere.com

Первая, «теория безумной толпы», предполагает, что в толпе люди теряют чувство себя, разум и рациональность.

Вторая утверждает, что коллективное насилие является продуктом сближения «плохих» преступных людей, совместно проявляющих свои насильственные личные предрасположенности в одном пространстве.

Третья является комбинацией первых двух и отражена в повествовании Джокера: «Плохой ведет за собой безумного». Т.е. злые и недобросовестные люди пользуются легковерием толпы, чтобы использовать её в качестве инструмента для уничтожения.

Что происходит на самом деле

Хотя такие объяснения часто повторяются в СМИ, они не учитывают, что действительно происходит во время бунта. Отсутствие объясняющей способности привело к тому, что современная социальная психология давно отвергла эти классические объяснения как неадекватные и даже потенциально опасные. И не в последнюю очередь потому, что они не учитывают факторы, которые на самом деле ведут к такой конфронтации.

В действительности, когда люди бунтуют, их коллективное поведение никогда не бывает бессмысленным. Оно часто может быть преступным, но оно структурировано и связано со смыслом и сознательным намерением. Это нужно понимать, чтобы устранить причины такого насилия.

Вопреки ожиданиям, на самом деле во время беспорядков существуют важные границы и ограничения, связанные с: 1) что происходит (а что нет) и 2) что (и кто) становится влиятельным. Исследования и современная теория толпы предполагают, что эти поведенческие пределы действия толпы имеют важные связи с пределами социальной идентификации.

К примеру, при анализе бунта 1980 года в районе Сент-Полс Бристоля, Англия, Стив Райхер продемонстрировал, что действиями толпы руководило общее чувство людей как членов общины Сент-Полс. Эта идентичность была частично определена объединенным противостоянием полицейским «агрессорам», которые напали на сообщество, совершив набег на кафе Black and White.

Райхер также показал, как эта коллективная идентичность накладывает важные ограничения на то, что и где происходило во время бунта. Во-первых, существовали четкие ограничения в отношении того, кто и что представляет собой законную цель, и нападениям подвергались лишь те, кто считались находящимися в противоречии с идентичностью Сент-Полс, в основном полиция. Во-вторых, были определены географические границы — нападения на полицию происходили только тогда, когда та находились в пределах Сент-Полс и прекращались после её ухода.

Поведенческое «инфицирование»

Исследование Сент-Полс показывает, что во время беспорядков люди действуют в соответствии со своей предполагаемой социальной идентичностью и не ведут себя бездумно, как будто они подчиняются иррациональному «групповому уму». Например, толпа считала бросание камней в сотрудников полиции вполне нормальным, но атаки против других целей широко осуждались.

Но почему отдельные акты насилия распространяются и передаются другим, побуждая их к беспорядкам?

Классические теории толпы, подобно повествованию о Джокере, предполагают, что простое воздействие на поведение других побуждает наблюдателей действовать таким же образом. Согласно этой линии мышления, поведение распространяется через процесс «инфицирования», автоматической передачи от одного человека другому. Т.е. якобы сам акт просмотра «Джокера-убийцы» в прямом эфире может объяснить, почему другие обратились к насилию на улицах Готэма.

Но такое понятие поведенческого «инфицирования» не может объяснить четкие закономерности и границы того, какое именно поведение передается, а какое нет. Почему иногда беспорядки распространяются на одни города, а на другие нет?

Ответ на этот вопрос связан с тем, как люди строят границы группы и в какой степени их действия соответствуют преобладающим групповым нормам. В августе 2011 года по всей Англии вспыхнули беспорядки, и, как показывают исследования, именно те, кого определили как антиполицейских, вышли на улицы и впоследствии получили возможность наладить взаимодействие. Цели их последующих коллективных беспорядков были не случайными, а сосредоточились преимущественно на полиции, символах богатства и крупных торговых точках, принадлежащих крупным корпорациям.

В этом свете действия Джокера можно понять как невольное разжигание растущего движения против богатства, вызванного структурным неравенством и несправедливостью. И распространение последующих беспорядков было далеко не случайным. Во время беспорядков в Готэме только выступающие против богатства были подвержены влиянию толпы и для сторонников Джокера были приемлемы только те действия, которые соответствовали этой идентичности, например, нападение и разграбление символов богатства. А по мере развития беспорядков явное ослабление влияние властей привело к тому, что в других частях города такие же «антибогачи» вышли на улицы и обрели своего общего врага.

Конечно, история Джокера выдуманная, но теорией об «инфицировании» и случайном насилии часто объясняют события реальной жизни. Однако при более внимательном изучении беспорядков можно избавиться от мифа об иррациональной толпе и начать понимать, как вымышленный город, а также бесчисленное множество реальных городов могут и действительно превращаются из оазисов спокойствия в арену широко распространенных и продолжительных столкновений.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

213
213 points
Василий Вдовиченко
Южная научно-исследовательская лаборатория

0 комментариев

Комментирование постов осуществляется в соответствии с Политикой комментирования